Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «И похожа она на орлёнка...»

«И похожа она на орлёнка...»

Великий русский актер и шансонье Александр Николаевич Вертинский был старше своей второй жены Лидии Владимировны Вертинской (Циргвавы) на тридцать четыре года. Они познакомились в 1940 году в Шанхае, когда ей было семнадцать, а ему — пятьдесят один.

Александра Вертинского в 1940-х годах знала вся русская колония Шанхая. Появляясь на сценах дорогих ресторанов, он завораживал публику своими пронзительными песнями, тонкими движениями рук, каким-то особенным, не существующим ныне русским языком.

В дыму ресторана...

Юная Лидия Циргвава — наполовину грузинка, наполовину русская, дочь служащего КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги) — впервые увидела Александра Вертинского в густом сигаретном дыму шанхайского ресторана. Она пришла туда с компанией. Но услышав и увидев мага и волшебника сцены, юная красавица отвлеклась от беседы и, как завороженная, уставилась на него. Артист показался ей немолодым и необыкновенно аристократичным: высокий, тонкий, профиль, как у римского патриция, подчеркнутый гладко зачесанными назад волосами.

Лидия в свою очередь просто потрясла Александра Николаевича. На самом деле ее красота не могла не произвести впечатления. Она была невысокого роста, с тонкой, точеной фигурой. Но больше всего поражало лицо. Резкие, немного восточные черты: яркие брови дугой, зеленые глаза в пол-лица, чувственный рот. И все это — в обрамлении темных пышных волос.

<>Исполнив номер, шансонье подошел к столику той самой компании, с которой пришла в ресторан Лидия: он был знаком с кем-то из ее спутников. Девушка сказала:

 

- Садитесь, Александр Николаевич.

Он послушался. Примостился рядом. Потом вспоминал:

- Сел — и навсегда.

Оба сразу понравились друг другу.

Уже после кончины Александра Николаевича Лидия Владимировна вспоминала: главным чувством, которое, кроме влечения и симпатии, она испытала в тот миг, была жалость. Да, жалость. Юная, неопытная, ослепительно красивая девочка как-то безотчетно посочувствовала немолодому, видавшему всех и вся мужчине. На самом деле у Вертинского за плечами была большая и нелегкая жизнь.

После эмиграции из России он жил и в Америке, и во Франции, и в Польше, и в Германии. Везде его знали, везде он был знаменит, со многими великими водил знакомство... Тем не менее дела его шли не особенно хорошо. Кроме того, расставание с Родиной великий шансонье считал ужасной ошибкой — мальчишеством, дурацкой страстью к путешествиям. Он уже устал от жизни на чужбине и мечтал о возвращении в Россию. Пусть советскую, пусть не ту, которую он оставил после революции 1917 года. Лидия же родилась в эмиграции и родины предков не видела никогда...

Неравный брак

Они начали встречаться. Для нее это был первый роман. Для него — последний в череде самых разных отношений с женщинами. Он даже некогда был женат — правда, довольно мимолетно. Но как ни странно, эта история любви стала романом нерастраченных чувств. Лидия обрушила на Александра весь пыл своей молодости. Он считал: жизнь до встречи с ней была пуста.

Вот какие строки Вертинский написал о своей юной возлюбленной в 1940 году:

Она у меня, как иконка — 
Навсегда. Навсегда.
И похожа она на орленка,
Выпавшего из гнезда.

Несмотря на потоки страстных признаний Александра — и в письмах, и в стихах, и на словах, — мать Лидии Владимировны пребывала в полном ужасе от этой связи. Еще бы: 34-летняя разница в возрасте не могла не настораживать. Вертинский практически сразу заявил о своих серьезных намерениях. Но это заявление привело в еще больший ужас Циргваву-старшую. Да уж, не такого мужа она желала своей необычайно красивой девочке.

Тем временем дела русской колонии в Шанхае шли хуже день ото дня. Начались боевые действия на Тихоокеанском фронте. Японские оккупационные войска, вошедшие в Шанхай, не жаловали русских иммигрантов. Матери и дочери пришлось оставить казенную квартиру. Наверное, Лидия тяжелее переносила бы все тяготы, если бы не любовь Александра Николаевича. Это была сказка, которая продолжалась как бы параллельно со всеми тяготами быта. В память а любви остались письма Вертинского:

«Вы — моя любовь. Вы — ангел. Вы — невеста! Все, что вы сказали, — закон. Все, что Вы делаете, — свято. На Вас нет критики! Вы вне закона и над ним. Выше Вас ничего нет!

Так я принимаю Вас. Вы даже не женщина. Потому что я как-то не думал никогда об этом. Вы — самая красивая на свете. Самая нежная, самая чистая».

Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Дела матери и дочери стали настолько плохи, что родительница дала согласие на брак Лидии с Вертинским: она растерялась и не знала, что еще можно сделать для спасения в сложившейся ситуации. А тут — хоть какая-то надежда.

В патриотическом порыве

На их венчание по православному обряду весной 1942 года пришел весь русский Шанхай. Вертинский был звездой. Несмотря на это стало ясно: в Китае делать абсолютно нечего, и надо куда-то двигаться. Александр Николаевич, измученный странствиями по чужбине, страстно мечтал о возвращении в Россию.

Поначалу Лидию и ее маму подобные разговоры, мягко говоря, смущали: слухи о сталинских репрессиях бередили умы русских иммигрантов. Александра Николаевича страшная информация не волновала: он не то чтобы верил в советскую власть, но весь отдался патриотическому порыву. СССР стал единственным оплотом в борьбе с фашистской Германией. И в эти трудные для Родины дни великий поэт и певец хотел быть со своим народом.

Забегая вперед, скажем: сталинские репрессии семью Вертинских счастливо миновали.

Постепенно юная супруга стала на сторону Александра Николаевича. Тем более в Шанхае стало еще хуже. Работы не было ни у кого, а война подошла к самым дверям. В июле 1943 года в семье появилась дочь, которую назвали Марианной.А в ноябре Вертинский с женой, тещей и дочерью тронулся на запад — в Россию. С просьбой разрешить ему вернуться на родину, чтобы прожить там остаток жизни, шансонье обратился к самому Молотову. Прошение советские власти удовлетворили.

Путь домой оказался долог: Япония, Забайкалье, Сибирь. Александр Николаевич дал несколько концертов в Чите — они прошли с аншлагами...

В Москве семью встретили тепло, поселили в шикарной гостинце. Так началась советская жизнь Вертинских. В 1944 году уже в столице СССР у Вертинских родилась вторая девочка — Анастасия. Обе дочери стали актрисами. Их считали главными красавицами советского кино.

А счастливый отец написал в 1945-м о них одну из лучших своих песен — «Доченьки»:

У меня завелись ангелята,
Завелись среди белого дня!
Все, над чем я смеялся когда-то,
Все теперь восхищает меня!

Единственное, что мешало безоблачному счастью, — вечные гастроли Александра Николаевича. Но без них он не смог бы нормально зарабатывать. Теперь немолодой уже человек колесил с концертами по всей стране. А в столицу неслись письма к Лиле — так, «с грузинским акцентом», он иногда именовал супругу:

«Дорогая Лиличка, и Пекуля, и Муничка, и Лапочка! И "Птица Феникс", и... наконец, "Герцогиня"! Недостаток ласковых слов в наших отношениях — это тоже результат нашей серой собачьей жизни, где любовь и нежность — не в фаворе, где человеческие нежные, глубокие чувства, вечные чувства — Ромео и Джульетты, Фауста и Маргариты, Тристана и Изольды — нечто чуждое, "ископаемое", с которыми знакомятся только по книжкам, и только для того, чтобы не показаться окончательными дураками и невеждами. И мы уже привыкли стесняться. Иногда мне очень хочется написать тебе все то ласковое и нежное, что у меня есть в душе к тебе, моей первой и настоящей любви, матери моих чудесных детей... Но разве это напишешь?»

Советские режиссеры заметили поразительную, оригинальную красоту Лидии Владимировны — она снялась в роли птицы Феникс в картине «Садко» и сыграла герцогиню в «Дон Кихоте».

В 1957 году Александр Вертинский умер от сердечной недостаточности. Это горе его семья не может пережить до сих пор. Его жена, которой в 1957-м было всего 34 года, больше замуж не вышла. Она просто не могла представить себя с кем-то другим. Лидия Владимировна, которой сейчас уже 90 лет, посвятила много времени и сил увековечиванию памяти своего мужа и собиранию его архива.

Мария Конюкова
Загадки истории, № 38, 2013


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 8745

vk rutube youtube

Олег Гаврилюк
Аскер Седой
Артем Беркут
группа Попутчик
Аня Воробей
Клавдия Шульженко
группа Мишки на Севере
Игорь Герман
Владимир Трошин
Валерий Шунт

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона