Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Александр Розенбаум:« Мы не можем, без кнута и пряника»

Александр Розенбаум:« Мы не можем, без кнута и пряника»

Александр Розенбаум

В 90-е он записал пластинку с диагнозом обществу «Вялотекущая шизофрения». Затем добавил: «Весь мир болен, а «Россия — в острой форме». В наступающем году врач, политик, певец Александр Розенбаум празднует юбилей. Какой «рецепт» выпишет он обществу накануне своего 60-летия?

— Я не развлекаю людей, а им сопереживаю, — говорит народный артист России. — Моя боль, память — ветераны. Для них я сделаю всё, что угодно. В каждой программе у меня есть обращение к тем, кто в погонах. Солдатам, офицерам армии и флота, служивым людям. Это часть нашего народа, о которой никому забывать не позволено.

Менеджер в казарме?

— Но сегодня милиция «отлавливает» призывников прямо на улицах. В Санкт-Петербурге министру обороны правозащитники вручили «Чёрную книгу», где говорится о беспределе в десятках воинских частей.

— Мы должны понимать: менталитет наших людей другой, чем граждан Голландии или Люксембурга. Наёмный корпус Швейцарии, с фиксированной рабочей неделей, выходными и солидным жалованьем абсолютно не тождественен русскому офицерству, где по 50 лет служат, начиная с суворовских училищ. Где добиваются своих званий, орденов потом, кровью, запахом портянок, необустро-енного жилья на заставах и в дальних гарнизонах. Поэтому менеджерство, которое сейчас усиленно пытаются внедрить в казармах, мне кажется, не приживётся. Оно просто несовместимо с нашим характером и традициями.

— Как же исправить нынешнюю ситуацию? Без дедовщины не обойтись?

— Должен быть закон, который следует неукоснительно выполнять. Ударили солдата — эти люди должны быть наказаны в зависимости от тяжести содеянного. При этом командир несёт полную ответственность за всё, что происходит в его подразделении.

И не надо бесконечных разговоров о правах человека. Недавно общественная патлата провела заседание по поводу событий на Манежной площади. К чему эта, извинимте, болтология? Накажите людей, которые избивали мальчишек-подростков, русских, узбеков. Объявите об этом публично и посадите подстрекателей за решётку. Убили болельщика «Спартака» — примите самые строгие меры. Все полномочия, правовая база для этого созданы.

— В медицине, которой вы отдали много лет, сегодня тоже дефицит и денег, и совести. Дошло до того, что «скорая» иногда работает, как такси. За определённую плату с сиреной домчит в аэропорт.

— И у нас были такие случаи — с «мигалкой» на обед. Это делали недобросовестные, а вернее, бессовестные фельдшера и доктора. Медперсонал за подобные вещи нужно наказывать. Конечно, «пробки» в городе такие, что впору вызывать вертолёт. Ту же «скорую» водители не пропускают, и она с боем прорывается по колдобинам, рискуя пациентами и всей бригадой. В медицине сегодня вообще большие сложности не только с финансированием, но и моралью. За операцию, например, надо заплатить. Причём если в Ленинграде это делают «после», то в Москве — «до». До (!) операции надо разнести конверты анестезиологу, хирургу, медсестре. А ведь в их руках жизнь человека.

— Вы сказали — Ленинград. В Петербург так и не переехали?

— Я счастлив, что городу вернули исконное название Санкт-Петербург. Счастлив, что моя бабушка была петербурженка, внуки — петербуржцы. Но я — ленинградец. Без всякого позёрства и ностальгии. Вся моя жизнь прошла в Ленинграде. Причём меня не интересует имя Ленина. Всегда в шутку говорю, что Ленинград — в честь жены, Лены, с которой вместе уже много лет.

— Говорят, ваша супруга до сих пор работает врачом в обычной городской больнице.

— Она рентгенолог в больнице им. Скворцова-Степанова. Врач высшей категории. Да и я тоже из медицины почти не уходил. Отец, жена, близкие друзья — врачи.

Избавились от символа

— Спортсмены, артисты сегодня охотно идут в большую политику, подпевают власти. Вы тоже были депутатом Государственной Думы...

— Когда пошёл в Думу, полагаете, у меня были какие-то ложные иллюзии? Никаких. Прекрасно понимал, что иду «паровозом», «флагом» в тройке выбранных призёров. Но оставалась реальная надежда, что смогу что-то сделать. Я не подпевал власти, а старался помочь людям все четыре года. Другое дело, что в одиночку сделать это очень сложно.

— Разведка донесла, что у вас накопилось немало внутрипартийных замечаний.

— Да, потому что за многие законы я не голосовал, был не согласен с партией. Меня ведь на второй срок не позвали. Там, где власть допускала ошибки, я прямо говорил об этом и пытался что-то менять. С удовольствием помогу власти, если увижу, что она права. Но никогда не буду рядом, если пойму, что для людей это не годится. Не буду «подпевать», например, в передаче «Авроры» на гражданское содержание. Для подавляющего большинства россиян это символ флота, исторический флагман. Пусть бы оставался в ведении военных, и там служили лучшие матросы, нахимовцы, поднимался Андреевский флаг. А мы росчерком пера избавляемся от реликвии.

— Многие помнят ваше письмо Путину в защиту знамени Победы, когда депутаты хотели убрать с него серп и молот. Причём вы тоже проголосовали «за», хотя были в это время на Украине.

— Вот именно, был на Украине, а за меня проголосовали. Тогда я сразу написал открытое письмо Владимиру Владимировичу. Обращался к нему как к офицеру, своему ровеснику. Как же так? Ваш отец и мой, миллионы советских людей, побеждали под этим знаменем. А не господа депутаты. Какое право они имеют снимать с него серп и молот? К сожалению, закончилось всё ничем.

Официально эти символы не убирали, но на знамени их нет. Так мы поступаем с памятью...

Смерть как профилактика

— Всё чаще говорят, что народ наш не дорос до свободы, не знает, что с ней делать.

— Свободой надо уметь пользоваться и понимать, что это такое. Свобода — не значит хамство, вседозволенность, копание в грязном белье соседей. Это свободный труд и волеизъявление, но не потасовки на улицах. Это, прежде всего, воспитание. Невоспитанный человек действительно недостоин свободы, он просто с ней не справится. Поэтому я — за свободу.

— В то же время вы ярый сторонник смертной казни.

— Мы почему-то всё время хотим слепо копировать Европу. Не получится! Мы не можем жить без кнута и пряника. Почему американцы не убирают смертную казнь? Потому что давно поняли: есть криминогенные слои населения, которые нужно постоянно держать в узде.

Если бы наши люди знали, что им светит «зелёнка на лоб», гарантирую — тяжких преступлений стало бы гораздо меньше. Атак... Подумаешь, поймают, не убьют же. Атам амнистия, досрочное освобождение, помилование. Поэтому в нашем обществе смертная казнь нужна хотя бы для профилактики, чтобы негодяи помнили: их могут поставить к стенке.

— На пороге Новый, юбилейный для вас год. Есть примета: как его встретишь, так и проведёшь.

— Я встречаю дома. Только два раза проводил вдали от родных. Один раз дежурил по «скорой». А в 2000-м, в «миллениум», был с Путиным в небе Чечни. От Питера в президентском самолете находились Боярский, священнослужители. Летели поздравлять наших в Грозный. Атак — всегда на Васильевском. Здесь, в родном городе, чувствую себя лучше всего.

Елена Данилевич
Аргументы и Факты - Петербург, № 52, 2010 г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 1768

vk rutube youtube

Стас Михайлов
Анатолий Могилевский
Александр Новиков
Виктор Петлюра
Анатолий Полотно
 Профессор Лебединский
Вася Пряников
Александр Розенбаум
Юрий Самарский
Аркадий Северный

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона